История

Тулякова М.В. "Ссыльные в Братске. Декабрист Петр Александрович Муханов".

30.10.2015

История Сибири первойполовины 19 века тесно связана с историей декабризма. Декабристы были представителями дворянского сословия, призревшие привилегии своего класса, поднявшиеся на борьбу с самодержавием и крепостничеством. Но благие намерения декабристов, как известно, окончились трагически: 5 из них были казнены, 105 приговорены к ссылке на каторжные работы в Сибири.

Для нас, братчан, особенно интересен представитель Северного тайного общества декабристов Пётр Александрович Муханов (1799 - 1854), штабс – капитан лейбгвардии Измайловского полка, который отбывал ссылку в селе Братский Острог.

П. А. Муханов (до 1826 г.)
Фото 1. П. А. Муханов (до 1826 г.).

Петр Александрович Муханов относится к числу заметных, хотя и не главных, деятелей декабристского движения. Он был известен современникам как литератор и военный историк. Его повести и рассказы, путевые очерки, статьи по военной истории и статистические обзоры губерний часто публиковались в тогдашних журналах и литературных альманахах. Свои литературные занятия Муханов продолжал и в тяжелых условиях каторги и ссылки. К сожалению, большая часть литературных трудов, написанных им после 1825 года, была утрачена.

В 19-летнем возрасте он вступил в Союз благоденствия, был связан с Северным и Южным обществами. В декабре 1825 года принимал активное участие в совещаниях московских декабристов М. Ф. Орлова и М. Ф. Митькова где обсуждались планы поддержки «петербургских товарищей». Здесь П. А. Муханов заявил о своей готовности отправиться в Петербург, убить Николая I и освободить из Петропавловской крепости участников восстания 14 декабря. Этот «вызов на цареубийство» явился в ходе следствия главным пунктом обвинения Муханова: он был приговорен к 15- летней каторге с последующим пожизненным поселением в Сибири.

Пётр Александрович Муханов родился 7 января 1799 года в родовитой дворянской семье. Отец его, Александр Ильич Муханов (1766-1815), служил в конной гвардии, после женитьбы в 1797 году на Наталье Александровне Саблуковой (1779-1855) вышел в отставку в чине полковника, но вскоре был назначен новгородским вице - губернатором, потом губернатором в Полтаве и Казани. У Александра Ильича и Натальи Александровны Мухановых кроме Петра были дети: сын Павел (1797 — 1871), впоследствии известный историк, председатель Археографической комиссии, и две дочери: Екатерина (1800 — 1876) и Елизавета (1803 — 1836), вышедшая в 1824 году замуж за князя В. М. Шаховского.

Семьи отца и матери П. А. Муханова издавна были связаны с царским двором. Его прадед, Ипат Калинович Муханов, был слугой и товарищем по детским играм юного Петра I, потом в качестве одного из первых морских офицеров участвовал во многих морских сражениях во время Северной войны, был шафером при венчании Петра I и Екатерины I, дослужился до чина контр - адмирала. Дядя по материнской линии, генерал-лейтенант Николай Александрович Саблуков был приближенным императора Павла I. Он - автор «Записок» о времени Павла I и о дворцовом перевороте 12 марта 1801 года.

О своем образовании Муханов писал в показаниях Следственному комитету: «Воспитывался сначала дома у родителей, наставники были иностранец Лардиллион, словесных наук профессора Духовной академии Орловский и Сперанский, после сего обучался в Московском университете российскому красноречию, истории и статистике. Принят по экзамену в учебное заведение для колонновожатых, где учился военным наукам, математике, геодезии, физике и астрономии».

Московский университет был в то время одним из идейных центров «вольнодумства»: не случайно из университета и состоявшего при нем пансиона вышло около 60 будущих декабристов.

Училище колонновожатых не только давало солидную профессиональную подготовку, но и явилось школой гражданского воспитания: духа товарищества, подлинного патриотизма и готовности к беззаветному, бескорыстному служению отечеству.

Служебная карьера П. А. Муханова складывалась удачно. Служил в лейб - гвардии Измайловском полку, 1 января 1822 был произведен в поручики этого полка, 15 апреля 1823 года Муханов был назначен адъютантом к прославленному герою войны 1812 года генералу Н. Н. Раевскому, а 1 января 1824 года он был произведен в штабс — капитаны.

В показаниях Следственному комитету декабрист П. А. Муханов писал: «Был принят в члены Союза благоденствия в Москве в 1818 или 1819 году...».

Союз благоденствия сочетал в своей деятельности самые разнообразные пути и методы: принимал активное участие в благотворительных и просветительных обществах, сам создавал свои легальные и полулегальные «управы» и литературные общества, школы взаимного обучения, вел обширную устную и письменную пропаганду, призванную содействовать распространению «передового общественного мнения».

Просветительство - основная сфера деятельности Муханова как декабриста, причем не только в годы существования Союза благоденствия. Она выражалась в самых разнообразных сферах: в педагогике, литературных занятиях, в попытках создать свой печатный орган.

О Муханове, как принадлежавшем к тайному обществу, следствие впервые узнало 6 января 1826 года. "Главные виды преступлений" Муханова сводились к следующему: "Произносил дерзностные слова в частном разговоре, означающие мгновенный порыв на цареубийство, и принадлежал к тайному обществу, хотя и без полного понятия о сокровенной цели относительно бунта". Суд отнес его к IV разряду государственных преступников и приговорил к каторжным работам сроком на 15 лет с последующим пожизненным поселением в Сибири, затем срок каторжных работ был определен в 12 лет, а затем - 8 лет.

23 октября 1826 года Муханов был переведен из Петропавловской крепости в Свеаборгскую. Там же двумя днями ранее были помещены М. С. Лунин и М. Ф. Митьков. Условия содержания декабристов в крепости были ужасные. Они размещались в мрачных, сырых и холодных казематах. Здесь Муханов заболел ревматизмом ног, отчего страдал в Сибири. 23 февраля 1827 года он был переведен из Свеаборга в Выборгскую крепость, а оттуда 8 октября того же года отправлен в Сибирь вместе с И. И. Пущиным и А. В. Поджио. На каждого декабриста, отправляемого на каторгу или ссылку, составлялось описание его примет. О Муханове было записано: "рост 2 аршина 9 вершков (182 см), лицо белое, круглое, несколько рябоватое, глаза темно – карие, нос широковатый, волосы на голове и бровях темно – русые".

Путь следования декабристов проходил через Ярославль, Тобольск, Томск, Иркутск в Нерчинские рудники - место отбывания каторжных работ. В Томске произошла у них встреча с сенатором Б. А. Куракиным, посланным в Сибирь, официально с ревизией, а в действительности для ознакомления с настроением декабристов и отношением к ним местных властей. О своих встречах с осужденными декабристами Куракин подробно доносил шефу жандармов А. Х. Бенкендорфу.

24 ноября 1827 года Муханов и его товарищи прибыли в Иркутск, 4 января 1828 года Муханов был доставлен в Читинский острог, входивший в Нерчинский горный округ. Тюрьма острога состояла из четырех больших камер, каждая из которых была рассчитана на 15 – 20 узников. Здесь была размещена основная масса отправленных на каторгу декабристов.

В сентябре 1830 года П. А. Муханов вместе с другими осужденными на каторгу декабристами был переведен в специально выстроенную для них тюрьму в Петровском заводе. Здесь он содержался около двух с половиной лет – до момента своего перевода на поселение.

Будучи на каторге П. А. Муханов был дружен со многими декабристами – Е.Оболенским, С. Г. Волконским, Н. Муравьевым, А. А. Бестужевым, М. А. Фонвизиным и др. Кто мало знал его, тому П. А. Муханов казался неразговорчивым, угрюмым. По наружности он был могучего телосложения, широкоплечий, тучный, несколько угрюмый и суровый в обращении.

Здесь Муханов продолжал свои литературные занятия и знакомил с написанными им повестями и рассказами своих товарищей. По его инициативе раз в неделю происходили литературные вечера, на которых, читались декабристами, как собственные произведения, так и вновь появившиеся в печати оригинальные произведения русского пера.

Декабристы высоко оценивали литературные произведения Муханова, видя в нем талантливого литератора.

Несмотря на запреты, декабристы в Петровском заводе занимались и обучением местных детей. Под предлогом обучения церковному пению была создана школа, в которой обучали грамоте 30 мальчиков. Обучением их занимался и Муханов.

Указом 8 ноября 1832 года Муханов в числе 8 узников его разряда был освобожден от каторжных работ и «обращен» на поселение. В Петербурге первоначально предполагалось поселить Муханова в Верхоянске, в Якутии, но потом по выбору генерал – губернатора Восточной Сибири А. С. Лавинского, местом поселения декабристу был определен Братский острог Нижнеудинского уезда Иркутской губернии. В начале января 1833 года Муханов вместе с тремя декабристами выехал из Петровского завода. По дороге 19 января они остановились в Иркутске.

22 января Петр Александрович выехал в Братский острог. Он писал матери, что "это деревня, селение на реке Ангаре". И полагал, что "после тюрьмы всё, что не огорожено частоколом, покажется сносным". Однако уже первые впечатления при прибытии в Братский острог вызвали у него растерянность и отчаяние. Он писал матери в письме от 28 января 1833 года: "…хуже Братского острога места я никогда не видел, несмотря на то, что проехал Россию по обеим её диаметрам. Всех поселенцев здесь пять или шесть старых, и те живут, чтобы не умереть с голоду. Здесь нет горизонту. Лес стоит вокруг, как живой частокол. Мужики почти ничего не сеют, ибо пашни нет; все они звероловы… Деревня эта навела на меня такое уныние, какого ни одна тюрьма ещё не наводила на меня…”. Селение находилось в 400 верстах от ближайшего города (Иркутска), и неоткуда ждать в случае болезни медицинской помощи, связь с внешним миром практически отсутствовала. "Без сомнения, - писал Муханов матери, - я желал бы быть поселен в западной Сибири, в уездах южных, где климат здоров, почва хороша и существовать дешево".

Муханов решил сам ходатайствовать о переводе своем в другое место поселения. Одновременно и ближайшие родственники Муханова начали ходатайствовать о переводе его из Братского острога. Но всё оказалось безуспешным. В переводе было отказано.

В это же время П. А. Муханов пережил и глубокую личную трагедию. Уже давно он был страстно влюблен в сестру своего друга (а с 1824 года зятя) князя В. М. Шаховского княжну Варвару Михайловну Шаховскую.

Варвара Михайловна Шаховская
Фото 2. Варвара Михайловна Шаховская

Чувство Муханова не осталось без ответа. Когда Варвара Шаховская узнала об аресте любимого человека, она твердо решила не оставить его в беде. Она из тех русских женщин, которые последовали за своими мужьями и любимыми в далекую сибирскую ссылку, чтобы разделить с ними их судьбу. Она отправилась с семьёй своей сестры Полины, бывшей замужем за декабристом А. Н. Муравьевым, в Сибирь, чтобы быть поближе к Муханову. В годы отбывания им каторжных работ Шаховская жила в семье Муравьевых, сначала в Верхнеудинске (Улан – Удэ), затем в Иркутске, потом в Тобольске.

Из Братского острога 31 августа 1833 года Муханов обратился к иркутскому гражданскому губернатору И. Б. Цейдлеру с прошением о позволении вступить в брак с В. М. Шаховской. Муханов надеялся на положительное решение, его лишь беспокоило местожительство будущей жены. Но она была готова к любым лишениям: "Милый друг, ты знаешь, я ничего не страшусь и готова к любым испытаниям". Однако надеждам не суждено было сбыться. 6 ноября 1833 года Бенкендорф предписал генерал – губернатору А. С. Лавинскому передать Муханову, что тот не может вступить в брак "по причине родства его с княжной Шаховской". По правилам православной церкви запрещалось вступать в брак, если брат невесты был мужем сестры жениха.

Этот отказ явился для Муханова тяжелейшим ударом. Варвара писала ему горестные письма. Убитая горем, она заболела чахоткой и 24 сентября 1836 года умерла в Симферополе, куда переехала с семьёй А. Н. Муравьёва.

Смерть любимой принесла много страданий Петру Александровичу, но духом он не пал. Существует легенда, что Муханов тайно всё – таки встречался с Варенькой и она, чтобы скрасить его каторжное одиночество передала ему музыкальную шкатулку, которая постоянно была с ним. Сотрудники музея однажды увидели в семье Карповой Л. М. музыкальную шкатулку, чудом дошедшую до наших дней. В настоящее время эта шкатулка хранится в фондах Братского городского музея.

Музыкальная шкатулка. По легенде принадлежала П. А. Муханову, хранилась в семье Карповых.
Фото 3. Музыкальная шкатулка. По легенде принадлежала П. А. Муханову, хранилась в семье Карповых.


Через два месяца после смерти Варвары Шаховской скончалась (23 октября) его любимая сестра Елизавета. Через год после смерти невесты Вареньки и сестры Лизы Муханов написал стихи:

«На могиле новой два креста стоят,
Под доской дубовой две сестры лежат.
Часто со слезами спрашиваю я:
«Нет ли между вами места для меня?»

Родственники, как могли, поддерживали Муханова морально и материально. Стремясь трудиться, чтобы не быть в тягость родным, содержащим его на каторге, Муханов весной 1834 года начинает обзаводиться собственным хозяйством. Он получил разрешение на строительство своей избы, которая была к осени готова. В ту же весну он взял в аренду на 12 лет 4 десятины пашни, а в декабре он снял пустошь и еще десятину пашни. В 1897 году у него уже было 17 десятин посева на арендованной земле. Хозяйство велось с помощью наёмных работников, с расчетом производства его на рынок. Однако оно не вознаграждало затрат по причине "худых хлебов", а главное – из  за трудностей сбыта и недобросовестности перекупщиков хлеба, бессовестно обиравших Муханова, принуждавших продавать им хлеб по заниженным ценам. "Хлебопашество без успеха и дохода, кажется, скоро кончится. Работники стали очень дороги, кругом ищут и находят золото", - сообщает Муханов в своих письмах родным в 1839 году. Характерно, что земледельческие занятия Муханова надолго остались в памяти местных жителей. "Муханову пядь", где он пахал и сеял хлеб, крестьяне Братского острога помнили до тех пор, пока над нею не заплескались воды Братского моря.

Кроме земледелия Муханов с разрешения гражданского губернатора занимался мелкой торговлей, которая давала ему хотя и небольшие, но дополнительные средства существования. Занимался он охотой и рыболовством. Ему было разрешено иметь ружьё. Он страстно любил охоту и был отличным стрелком. Был страстным рыболовом. На ялике часто ездил на Падунские пороги, ежегодно занимался обмером уровня реки, разрабатывал проект проведения обводного канала, минуя пороги, составил даже чертеж плотины на Ангаре. Муханов был профессиональным топографом. Его гидрометрические обмеры и расчеты совпали впоследствии с расчетами инженеров при строительстве плотины Братской ГЭС.

По просьбе жителей Братского острога, П. А. Муханов выписал чертежи церкви. Старая церковь обветшала и недалеко от неё хотели поставить новую. По чертежам церковь должна быть каменной, но строили её из дерева. Затем побелили, и была это красивейшая во круге церковь, единственная в своем роде.

Мухановская церковь в с. Братск.
Фото 4. Мухановская церковь в с. Братск.

«Крупная двухэтажная деревянная церковь была построена в формах, присущих каменной архитектуре. Объёмная композиция с пятиглавым храмом характерна для «классицизма». Богоявленская церковь была редким примером стиля «классицизм» в культовом деревянном зодчестве. Имитация каменных форм была столь тщательной, что даже были воспроизведены сложно выполнимые в дереве цилиндрические формы барабанов». (Из книги И. В. Калининой «Православные храмы Иркутской епархии», 2000 год).

В фондах Братского музея хранятся фотографии этой церкви. Одним из главных строителей Богоявленского храма был Михаил Стефанович Карпов (прямой родственник Л. М. Карповой). Петр Александрович подарил церкви свой персидский ковер, который клали на амвон в церкви в самые большие церковные праздники. Удивительно, но ковер сохранился. Он находится в экспозиции Дома-музея С. Трубецкого в Иркутске. В начале1920 - х годов из Иркутска потребовали, чтобы ценные церковные предметы, церковный архив были вывезены в губернский город. Так этот ковер не затерялся, а хранился в запасниках, попав потом в музей декабриста князя Сергея Трубецкого. А церковь в селе так и величали – Мухановской. К сожалению, после установления Советской власти, купола с маковками и крестами с неё сняли, фрески закрасили, иконы верующие разобрали по домам, а часть отправили в Иркутск. А в здании организовали клуб, Дом культуры. После затопления здание не сохранилось.

19 ноября 1841 года последовало разрешение о переводе П. А. Муханова в с. Усть-Куда Иркутского округа, после неоднократных прошений матери Муханова. Он прибыл туда в конце апреля 1842 года. Усть-Куда в то время была небольшим селением на 50 дворов, расположенным при впадении р. Куды в Ангару, в нескольких верстах от Ангарского тракта. Здесь Муханов оказался среди своих старых друзей.

С их помощью Муханов быстро освоился на новом месте. Особенно частым гостем Муханов был у С. Г. Волконского и Н. М. Муравьева.

П. А. Муханов (после 1842 г.)
Фото 5. П. А. Муханов (после 1842 г.).

В 1847 году Муханов учил арифметике известного впоследствии врача и публициста Н. А. Белоголового. В памяти Белоголового запечатлелся образ Муханова как «человека могучего сложения, широкоплечего и тучного, с большими рыжими усами и несколько сурового в обращении». Теплые воспоминания о встречах с Мухановым и его другом А. В. Поджио оставил Б. В. Струве. "Петр Александрович Муханов и Александр Викторович Поджио просвященным своим умом, приветливостью обращения и выработанностью взглядов на условия сибирской жизни более всех пленяли нас своими беседами".

В конце 1840-х годов режим ссылки декабристов был несколько ослаблен. Передвижение в пределах губернии стало свободнее. Волконские и Трубецкие перебрались на постоянное место жительство в Иркутск, приобрели там собственные дома. В октябре 1848 года покупает небольшой одноэтажный дом в Иркутске и Муханов.

Дом П. А. Муханова в Иркутске.
Фото 6. Дом П. А. Муханова в Иркутске.
Сохраняя свой прежний дом в Усть - Куде он чаще стал жить в Иркутске. Здесь он вошел в круг местной интеллигенции, познакомился и с духовными лицами. Интересовался Муханов и состоянием просвещения в Иркутске, и на этой почве познакомился с начальницей Иркутского женского института М. А. Дороховой, которая впоследствии стала его верным другом.

В августе 1853 года Муханов сообщил о своем намерении вступить в брак с М. А. Дороховой – женщиной 42 лет, "отличной доброй души", пользующейся доброй репутацией и большим уважением в Иркутске. «Дело не в страсти пламенной, - писал он, - но в тихой, смирной жизни двух пожилых людей, в общем перенесении недуга и сердечном утешении».

В надежде на успех ходатайства матери (о возможности вернуться из ссылки на родину), Муханов строил планы личной жизни. Как только будет получено положительное решение, должно было состояться его бракосочетание с Дороховой, после чего она должна была сразу отправиться к его родным, не дожидаясь, когда будут завершены все формальности с его отъездом на родину.

3 декабря 1853 года Н. А. Муханова через генерал-губернатора Восточной Сибири Н. Н. Муравьёва подает новое прошение о переселении сына «во внутренние губернии» России. Муравьев передал её прошение А. Ф. Орлову. Тот ответил, что затрудняется в успехе, ввиду отказа на аналогичную просьбу в августе. Обещал доложить об этом императору. Это ходатайство Н. А. Мухановой также осталось без последствий.

Последние письма декабриста полны трагической безысходности. "От брата ни гроша, и просто нечего есть, должен был продавать сани и другие вещи, чтобы кормить людей", - писал он. Утром 12 февраля 1854 года он скоропостижно скончался.

Из письма А. В. Белоголового Е. А. Альфонской: "…достойнейший друг мой Петр Александрович оставил здесь по себе самую прекрасную память, никто иначе не отзовется об нем, как с сожалением и искренним уважением, ум и доброта души его создали себе самый прочный и великолепный памятник. Ликвидацию дел его принял на себя товарищ его С. Г. Волконский…

Тело Петра Александровича похоронено в ограде Знаменского девичьего монастыря, и над ним памятник и чугунная решетка заказаны Марией Александровной, и она все делает от себя, следовательно, могила его сохранится очень, очень надолго".

Памятник на могиле П. А. Муханова в ограде Знаменской церкви.
Фото 7. Памятник на могиле П. А. Муханова в ограде Знаменской церкви.

Перед выходом на поселение Муханов писал матери: "Придет время, когда можно будет употребить мне свои способности, мою ревность, мою честность на пользу других, и тогда чувства мои выразятся не пустыми словами, а делом". Надежду принести пользу отечеству при обретении свободы Петр Александрович Муханов сохранил до конца своей жизни.

В музее в научной библиотеке есть двухтомник читинского краеведа Валентины Семеновны Трухиной: «Читинский острог» и «Петровский завод», с дарственной надписью автора нашему музею. Там среди других декабристов немало места отводится и Петру Александровичу Муханову. Среди других художественно - публицистических произведений о П. А. Муханове можно назвать пьесу петербуржицы Галины Семёновны Тушиной (в девичестве Ермак), отдельные сцены из которой были напечатанны в журнале «Мера» в 1996 - м году.

Заведующая музеем истории политической ссылки Тулякова М. В.

Источники:
1. Муханов П. А. Сочинения и письма: Иркутск; 1991.
2. Большая Cоветская Энциклопедия, второе издание. М., 1952, т. 13.
3. Постнов Ю. С. Сибирь в поэзии декабристов. Новосибирск: Наука, 1976.
4. Трухина В., Попков И., Читинский острог: Чита, 2005., кн. 1.
5. Трухина В., Петровский каземат: Чита, 2005., кн. 2.
6. Фото. П. А. Муханов (до 1826 г.).
7. Фото. Варвара Михайловна Шаховская.
8. Фото. Музыкальная шкатулка. По легенде принадлежала П. А. Муханову, хранилась в семье Карповых.
9. Фото. Мухановская церковь в с. Братск.
10. Фото. П. А. Муханов (после 1842 года).
11. Фото. Дом П. А. Муханова в Иркутске.
12. Фото. Памятник на могиле П. А. Муханова в ограде Знаменской церкви.
 


Возврат к списку