«Братский городской объединенный музей истории освоения Ангары»

г.Братск, ул. Комсомольская, д.38 | 41-46-51

Памяти Александра Павлова (12.11.1956 - 22.05.2019)

Памяти Александра Павлова (12.11.1956 - 22.05.2019) 13.11.2019

Памяти Александра Павлова (12.11.1956 - 22.05.2019)

Памяти Александра Павлова (12.11.1956 - 22.05.2019) нашего коллеги и друга, музейщика и этнографа. Александр Анатольевич отличался исключительным трудолюбием, был настоящим профессионалом своего дела. Публикуем последние из его работ. Ритуальное сооружение эвенков в п. Стрелка-Чуня В 1985 году экспедиция Иркутского областного краеведческого музея под руководством Олега Викторовича Бычкова при участии автора проводила исследования на Ангаре в Красноярском крае с целью отбора памятников деревянного зодчества для музея «Ангарская деревня» в г. Братске, который являлся в то время филиалом областного музея. Во время экспедиции была предпринята рекогносцировочная поездка в поселок Стрелка-Чуня Тунгусско-Чунского района тогда Эвенкийского автономного круга для определения возможности сбора этнографического материала по эвенкам в районе, граничащим с Катангским районом Иркутской области, по материалам которого создавался эвенкийский сектор музея под открытым небом в Братске. Эта трехдневная поездка принесла неожиданный результат. Поселок Стрелка-Чуня расположен на левом берегу реки Чуня, правого притока р. Подкаменная Тунгуска, в месте слияния Северной и Южной Чуни. В поселке русское кладбище находилось от поселка вверх по течению рек, а эвенкийское – вниз. В пятидесяти метрах от эвенкийского кладбища была обнаружена зооморфная фигура, которая находилась в нескольких метрах от дороги, ведущей из поселка на звероферму, на открытом месте и потому обратила на себя внимание О.В. Бычкова. Фигура длиной 155 см и толщиной 22 см была вырезана из целого куска дерева и насажена на, срубленную на высоте человеческого роста, тонкую 5 см лиственницу. На фигуре была намотана ткань или одежда из ткани, выбеленная солнцем. Голова фигуры ориентирована на северо-запад, вниз по течению Чуни [1]. Фигура была не одна. Позади нее на расстоянии 97 см находилась вторая, также насаженная на тонкую лиственницу, а за ней в 85 см – третья. Вторая и третья не были так тщательно обработаны как первая, а представляли собой жерди диаметром 8 см и длиной 120 и 152 см, стесанные на концах [2]. Сооружение информатор, эвенк Аксенов М.М. (1937 г.р.), назвал словом «амандекит», а перевел на русский как «памятник шаману» и «шаман умер» [3]. Захоронение шаманов осуществлялось эвенками по общетунгусскому обряду, детали перед смертью оговаривали сами шаманы, указывая, как и где их нужно похоронить [4]. По сообщению информатора, бабушка ему рассказывала, что когда умер шаман, тело его положили на льдину во время ледохода на реке Чуня, а возле кладбища установили упомянутое выше сооружение [5]. О способе погребения на льдине в этнографической литературе не упоминается [6]. Возможно, таковым было завещание шамана и связано оно с представлениями эвенков о строении вселенной. По представлениям эвенков, Вселенная состояла из трех пространственных уровней или миров: верхнего, среднего и нижнего, которые понимались как небесная сфера, земля живых и царство мертвых. Эти миры могли локализоваться и в горизонтальном пространстве некой мифической реки. Она брала начало в верхнем мире и через средний протекала в нижний, где в ее устье находился нижний мир, он же мир мертвых [7]. Возможно, любая реальная река ассоциировалась у эвенков с рекой мифической, по течению которой можно было доплыть до нижнего мира. Анисимов А.Ф. считал, что ориентация погребений позднего неолита по реке указывает, что река в этот период мыслилась как дорога в мир мертвых [8]. В мифологии эвенков отражены сведения об устройстве вселенной, верхнем и нижнем мирах. В одном из мифов ушедшая за водой девочка путешествует на льдине вниз по реке, соединяющей миры, в центр шаманской земли [9], в которой, по представлениям эвенков, находились души всех умерших шаманов, тогда как души умерших сородичей помещались на другом уровне нижнего мира [10]. Ульчи и в XXI веке посылают утонувшим родственникам посылку (черемшу, пшено, ягоду и т.д.) именно во время ледохода весной [11]. Во время похоронного обряда, который проводился без участия шамана[12], эвенки забивали домашнего оленя, принадлежавшего покойному. Удские эвенки снимали с оленя шкуру, набивали ее мхом, делая чучело и укрепляя на спине седло, а на голове уздечку. Считалось, что олень будет сопровождать покойного и служить ему на том свете[13]. Забой оленей производили с целью отправки в мир иной со своим хозяином. Количество забитых животных во время обряда похорон было разным. Это мог быть один верховой олень покойного или несколько: ездовой, вьючный и запасной – все они должны были служить покойному в ином мире [14]. Интересно, что сооружение в Стрелке – Чуня, состоит из трех частей: скульптуры оленя, и еще двух фигур, у которых лишь намечены морды оленей. Для шаманских ритуалов эвенки делали из дерева условно обработанные фигуры птиц, животных, рыб[15]. В плане все три фигуры расположены так, как по извилистой лесной тропе идут связанные друг за другом олени в караване [16]. После похорон, спустя какое-то время, устраивали «анан» - шаманский обряд проводов души умершего в мир мертвых [17]. Обряд относился к особо важным и требовал постройки специального шаманского чума с восточной галереей (дарпэ), символизирующей проход в верхний мир, и западной (онанг), через которую происходило общение с предками шамана в нижнем мире. В восточной галерее размещались изображения духов-помощников шамана, в западной – умерших шаманов [18]. Во время обряда проводов шаман вызвал духов – помощников и предлагал им отвести душу в мир мертвых [19]. Анисимов А.Ф. писал, что, если ритуал проходил в обычном чуме, изображений духов было немного, но устройство двух маленьких галерей было обязательным для проведения важных обрядов [20]. Для проведения камлания проводов душ сооружали два таких прохода, поскольку была необходима сила духов и верхнего, и нижнего мира [21]. Во время ритуала проводов души происходил обряд кормления душ умерших, приносилась кровавая жертва существам нижнего мира, а в галерее (онанг) на шесте выставлялась голова жертвенного оленя [22]. Камлание «анан» в подкаменно-тунгусском диалекте эвенкийского языка – отправка душ умершего в мир мертвых [23]. Вероятно, термин «амандекит» был записан со слов информатора неверно. Очевидно, правильное написание – «анандекит». Где «анан» - отправка душ, «де» - «кровный родственник», «товарищ», «друг» [24]. А суффиксом «кит» передается пространство, место, где что-либо происходит [25]. То есть, «анандекит» - это место, где происходит отправка душ родственников и друзей мертвых. Точно неизвестно время, когда было поставлено ритуальное сооружение рядом с поселком. Шаманы, как отмечал Г.М. Василевич, отправляли душу через разные промежутки времени, иногда дожидаясь смерти нескольких человек и отправляя их души все разом [26]. В связи с этим примечательно сообщение Туголукова В.А. о том, что осенью 1956 года в Стрелке появился старик-шаман из соседнего Катангского района Иркутской области, который проводил обряд - камлание в тайге недалеко от поселка [27]. И, если этот обряд был обрядом проводов души умершего и погребенного на льдине шамана, то смерть его случалась, вероятно, в конце 1940-х годов, а ритуальное сооружение появилось уже в 1950-е годы. Следует отметить, что в основу исследований по шаманизму эвенков легли полевые материалы по изучению эвенков в 1920 – начале 1930-х гг. [28]. Поэтому утверждать, к какой обрядности погребальной или поминальной – проводов души в мир мертвых, могло относиться ритуальное сооружение в п. Стрелка-Чуня сложно из-за отсутствия достаточных материалов по шаманской обрядности в 1950-е годы, когда традиции под влиянием жизни в советский период значительно изменились. Ритуальное сооружение в п. Стрелка-Чуня могло быть частью погребального обряда, когда после погребения шамана на льдине родственники поставили на берегу караван оленей из дерева, который должен был сопровождать покойного в мир иной. Это могло быть и завещанием шамана, и реалиями времени, когда все олени находились не в личной, а коллективной собственности. Да и могилы при таком способе захоронения не было, чтобы оставить забитых оленей на ней, как раньше. Вместе с тем, термин «анандекит», означавший место отправки души покойного, указывает на проведение шаманского обряда проводов души в мир мертвых, который, возможно, и провел через несколько лет шаман из Катангского района. Тогда, видимо, караван оленей, ориентированный в сторону нижнего мира и предназначенный, вероятно, для доставки души в мир мертвых, был частью сооружений шаманского чума, которые не сохранились из-за построенной дороги на звероферму.

Возврат к списку